12:00 

экз_продолжение

Shurei
Добро должно быть с кулаками. А зло - с тентаклями. Народная мудрость (с)


16 Они критиковали идею единого развития языка (1, 3 этап). Резко критиковали учение Гумбольдта о внутренней форме языка, которая, по мнению Гумбольдта, в значительной мере обусловлена национальным духом. Очень сильно критиковали Шлейхера за его понимание языка как естественного организма, а также его идею о двух периодах существования человеческого языка: 1 период – творческий (доисторический) – на этом этапе появляются формы человеческого языка (флексии, аффиксы и т.д.), 2 период – исторический – в этом периоде человеческий язык утрачивает свою богатую флексию, происходит ее деградация, разрушение форм человеческого языка. Следует понимать, что у младограмматиков происходит переплетение интересов: с одной стороны, они занимаются сравнительно-историческим языкознанием, а с другой стороны, младограмматический этап называют психологическим направлением в лингвистике. Младограмматика рассматривает язык не как нечто абстрактное от человека, а как язык в человеке, стали изучать говорящего человека, т.е. изучали язык путем непосредственных наблюдений. Применяют индуктивный метод. Теоретическим стрежнем концепции младограмматиков было понимание языка как индивидуально-психического явления, потому что понятия, которые выражаются языком, возникают в недрах души человека (индивида). Общение возможно только потому, что психическая жизнь людей является приблизительно одинаковой. Когда человек говорит, звуки его языка вызывают приблизительно те же самые представления, что и у него самого. Следовательно, язык – не природное явление, а общественное установление, а значит, языкознание должно быть включено в круг культурологических дисциплин, а базой этих наук является психология индивида. Существенно сократили все те внутренние закономерности, которые определяют функционирование языка и его изменения. Они это свели к двум процессам:
1. регулярные звуковые изменения - происходят механически в строгой последовательности, без исключений. Младограмматики вводят в лингвистику такое понятие как звуковой закон – последовательные звуковые изменения.2. изменения по аналогии - основывается том, что речевая деятельность человека не ограничивается только воспроизведением существующих готовых форм. Также происходит создание новых готовых форм по аналогии с имеющимися формами. Младограмматики считали, что изменчивость звуковой стороны языка вызывается отклонениями от наиболее распространенных речевых привычек (узус):- отклонение сначала проявляются в индивидуальной речи- постепенно эти отклонения распространяются на речь других людей- превращение из индивидуальных отклонений в общие – становятся правилом (узусом)Младограмматики первыми заявили о том, что все звуковые изменения в языке должны иметь причину, и, если считать, что в языке могут быть произвольные или спонтанные отклонения, которые не связаны между собой, тогда нужно утверждать, что язык вообще не доступен научному познанию. Они говорили, что спонтанные изменения могут быть либо следами каких-то древних законов, которые уже забыты, либо предвестниками новых законов, которые еще не сформулированы. Они считали, что таким же образом происходит изменение смысла слов. В итоге они написали совместный труд - «Основы сравнительной грамматики индоевропейских языков». Для этого труда они использовали данные почти 70 языков и диалектов, в том числе материалы древнегреческого, древнеиндийского, латинского, древненемецкого и т.д. Именно здесь были выдвинуты их основные тезисы, в том числе изменение языка по аналогии. Эта деятельность привела к пересмотру целого ряда основополагающих положений компаративистики. Неизменным осталось только утверждение, что отдельные языки являются родственными. Индоевропейские языки являются родственными, потому что они восходят к одному и тому же праязыку. Но при этом понятие праязыка переосмысляют. Сильно критикуют утверждения предыдущих компаративистов о том, что индоевропейский праязык находился на стадии примитивного развития (в частности, Шлейхера). Очень сильно критикуют Шлейхера за его понимание праязыка как единого, нерасчлененного на диалекты языка. Праязык – совокупность диалектов, различия между которыми проявлялись на разных уровнях языковой структуры (в области звукового строя, в области морфологии, в области синтаксиса).
17 Представляет собой несколько отличающихся друг от друга школ, концепций. Объединяет их то, что они:
- понимают язык как феномен психического состояния, психической деятельности человека, народа.
- представители этого направления противопоставляют себя логическим и формальным школам
- ориентированы на психологию как на методологическую базу исследования
- изучают язык в его реальном состоянии

Психологическое направление возникает в недрах компаративистики, иногда говорят, что оно существует под сравнительно-исторической парадигмой. Возникает во 2-ой половине 19 века под влиянием идей Гумбольдта и непринятия логического течения в изучении сущности языка. Основатель – немецкий лингвист Штейнталь. В России – Потебня. Резко противопоставляло себя логике. Штейнталь говорил, что: «Категории логики и грамматики также слабо соотнесены друг с другом, как круг и красное. Языкознание должно изучать процессы сказывания, этими процессами логика совершенно не интересуется». Гумбольдт говорил, что «В языке выражается дух народа», а Штейнталь говорил, что в духе выражена народная психология.Младограмматики понимали язык как индивидуальное психологическое явление, а Штейнталь пытался создать социальную психологию, народную психологию - этнопсихологию. Т.е. Штейнталь считал важным подчеркнуть социальную природу языка, но в это время господствовала индивидуальная психология. Штейнталь и его единомышленник Лацарус активно пропагандировали идею социальной психологии, издавали журнал «Этническая психология языкознания», но индивидуальная психология победила.В 20 веке Вундт еще раз попытался создать социальную психологию именно как методологическую базу языкознания, но и эта попытка удачной не была. Однако идея социальной психологии имела свои результаты:- стимулировала развитие социолингвистики- стимулировала интерес к фольклору- интерес к мифологии, обычаям народа (стали изучаться пословицы, поговорки, загадки – все то, что воплощает народную мудрость) Всех представителей психологического направления объединяла вера в идеи Гумбольдта, а именно, что язык – явление историческое, динамическое, а, значит, изменчивое, которое все время развивается. Изучали живые языки, живую разговорную речь, потому что именно наблюдение за живой речью помогает лучше понять то, как складывался язык, как он развивался. Потебня говорил, что в актах речи, мы постоянно обнаруживаем повторение первичного речевого акта. Психологическое направление подчеркивает тесную связь языка и мышления. Штейнталь был сторонником отождествления языка и мышления. Он говорил, что язык – есть мышление. Но в отличие от предметного мышления, которое оперирует представлениями, языковое мышление основывается на понятии внутренней формы языка. Понятию внутренней формы языка придавалось большое значение. Штейнталь говорил, что в доисторические времена язык обладал богатейшей внутренней формой, в исторический период язык постепенно утрачивает внутреннюю форму.Таким образом, представители данного направления с преувеличенным вниманием относились к психологическим факторам развития языка, недооценивая логические факторы, внутренние законы языка. Младограмматики считали, что этнопсихология – это научная фикция. Единственное, чем должен заниматься лингвист - изучать индивидуальные акты речи. Методологической базой становится не социальная, а индивидуальная психология. В 20-ые годы 20в. возникает новое направление в лингвистике – структурализм. Мартине – создает теорию универсальной грамматики, основанную именно на психологических началах. Утверждал, что все языки выражают одно психологическое содержание, и они построены на единых основаниях, поскольку все люди имеют общую психическую организацию.
30-40-ые годы – появляется концепция Бюллера – концепция поля. Предвосхитил понятия поля и ситуации в современной психологии. Щерба также разделял психологические взгляды.
60-ые годы – появляется психолингвистика.
18 Отечественное языкознание конца 19-ого начала 20 вв.
Представители казанской, московской и харьковской школ (Бодуэн де Куртене, Фортунатов, Потебня). Казанская лингвистическая школа.Сформировалась в 70-80-ые годы 19 века в Казанском университете. Главой казанцев был известный Бодуэн де Куртене. Также туда входили такие ученые как: Богородицкий, Крушевский, Александров, Анастасьев. Хотя представители казанской школы также понимали язык как психическое явление, но представление казанцев отличались от представлений младограмматиков. Младограмматики считали язык индивидуально-психическим явлением, а казанцы – как психологизм социологического толка. Кроме того, младограмматики были представителями компаративистики (диахронический подход), а представители казанской школы, признавая всю важность диахронического подхода, подчеркивают важность статического (синхронного) изучения языка. Еще до Соссюра, который якобы первым высказал идею о противопоставлении диахронического и синхронного подходов к изучения языка, об этом уже говорили представители казанцев. Они говорили, что изучают современное языковое состояние, но при этом учитывают все те изменения, которые претерпел каждый факт языка в процессе своего развития.В основном, казанцы наблюдали и изучали живые языки. В своих работах они подчеркивали, что объектом изучения могут быть все языки и все языковые состояния (диалекты). Работы казанцев характеризовались стремлением к обобщению – они понимали язык как систему, т.е. как некую обобщающую конструкцию. Особенно сильно развивал и подчеркивал идею системности языка Крушевский. Он также говорил о системных отношениях, что потом будет названо структурой языка. В частности, Крушевский говорил об ассоциациях по сходству, том, что Соссюр потом назовет ассоциативными отношениями, то, что еще позднее с подачи Гельмслера, будет названо парадигматическими отношениями. Второй тип отношений, которые выделял Крушевский – ассоциации по смежности (Соссюр – синтагматические отношения). Крушевский говорил, что законы языка подобны законам природы – они не знают никаких исключений, никаких отклонений, и он предлагал изучать не конкретные языки, а вообще человеческий язык, что очень созвучно идеями структуралистов, в частности Гельмслера. Бодуэн де Куртене (1845-1929) – рассматривал язык как психосоциальное явление, т.е. язык имеет индивидуально-коллективное существование. Идеи Бодуэна де Кутрене о сущности языка, которая покоится в речевой деятельности, дали толчок к развитию психолингвистики. Одним из первых в отечественном языкознании, Бодуэн де Куртене занимался социальной дифференциацией языка. Он считал, что объектом исследование должны быть языки всех слоев общества. Именно Бодуэна де Куртене принадлежит идея о вертикальном членении языка (социальном) и о горизонтальном (территориальном) членении языка. Одним из первых формулирует понимание языка как системы – совокупность, части которой связаны между собой отношениями значения, формы и звучания. Вначале системность Бодуэн де Куртене приписывал только фонологии, и лишь позднее его понятие о системности усложняется. Внутри системы Бодуэн де Куртене выделял подсистемы:- фонетическая- морфологическая- синтаксическая- лексическаяДе Куртене говорил, что системность языка – категория историческая, а это значит, что с течением времени язык все больше и больше приобретает системные свойства, и уменьшается число обособленных, не подведенные под определенные типы, число элементов. Де Куртене понимал язык как систему знаков, совокупность множества случайных символов, связанных между собой. Де Куртене изучал историческую морфологическую изменчивость языка – изучал, как со временем изменяется морфологическая структура слова. Де Куртене первым обратил внимание на изменчивость основ склонения в индоевропейских языках. Он изучал, как изменялись древние основы, и эти изменения привели к тому, что смещались границы между морфемами, менялось место, где проходит морфемный шов. Де Куртене выработал свою основную идею как закон о сокращении основ в пользу окончаний. Например, глагол идем – раньше «иде» было основой а «м» окончанием. Де Куртене отмечал, что процесс изменения основ всегда идет слева направо, т.е. конечный элемент предшествующей морфемы оттягивается к следующей морфеме. Главным в наследии де Куртене является его теория фонемы. Сначала де Куртене называл фонему обобщенным фонетическим типом – некий подвижный элемент морфемы. Позднее он говорил, что фонема – психический эквивалент звука. Причем де Куртене четко различал фонацию (звучание) и психический эквивалент этого звука. Без психического эквивалента звука, заложенного в человеческом сознании, звук нельзя было бы произнести. Фонема – некий архетип (инвариант), звук – вариант. Идея психического эквивалента звука заложена в основе теорий фонем. Де Куртене много занимался фонологическими чередованиями на морфологическом уровне, т.е. он закладывает основы морфонологии. Много занимается типологией, закладывает основы типологической классификации славянских языков. В основу этой классификации заложил два признака: долгота \ краткость гласных, функция ударения. Де Куртене также редактировал словарь живого русского языка Даля, где исправил многие ошибки. Московская лингвистическая школа.70-ые-80-ые годы 19 века. Группа лингвистов при Московском университете. По своим методологическим установкам, так же, как и казанцы, были близки к младограмматикам. Они разделяли понимания младограмматиками языка как индивидуально-психического явления. Однако при проведении исследований они часто отходили от этого ортодоксального понятия. Они обнаруживают определенную близость к позднее возникшему социологическому направлению и к структурной школе пражской лингвистики. Они тоже рассматривают язык как явление социальное, много внимания уделяют особенностям развития литературного языка. Хотя методологически они тоже были компаративистами, основной подход – диахронический, но также подчеркивали важность синхронного подхода. В 19 веке сложилась определенная тенденция в изучении языков – плюрализм, когда различные области лингвистики тяготели к различным областям знания (морфология к психология, лексикология к истории народов и т.д.). Московская школа предложила единый подход к изучению языков – формальный, факты языка должны изучаться по каким-то формальным критериям, чисто языковым. Главой был Филипп Федорович Фортунатов (1848-1914). Фортунатов был компаративистом, литуанистом (изучение литовского языка, т.к. литовский язык очень консервативен), индологом. В Московскую школу также входили: Шахматов, Покровский, Пешкловский, Ушаков, Дурновой.
19 Отечественное языкознание конца 19-ого начала 20 вв.
Представители казанской, московской и харьковской школ (Бодуэн де Куртене, Фортунатов, Потебня). Казанская лингвистическая школа.Сформировалась в 70-80-ые годы 19 века в Казанском университете. Главой казанцев был известный Бодуэн де Куртене. Также туда входили такие ученые как: Богородицкий, Крушевский, Александров, Анастасьев. Хотя представители казанской школы также понимали язык как психическое явление, но представление казанцев отличались от представлений младограмматиков. Младограмматики считали язык индивидуально-психическим явлением, а казанцы – как психологизм социологического толка. Кроме того, младограмматики были представителями компаративистики (диахронический подход), а представители казанской школы, признавая всю важность диахронического подхода, подчеркивают важность статического (синхронного) изучения языка. Еще до Соссюра, который якобы первым высказал идею о противопоставлении диахронического и синхронного подходов к изучения языка, об этом уже говорили представители казанцев. Они говорили, что изучают современное языковое состояние, но при этом учитывают все те изменения, которые претерпел каждый факт языка в процессе своего развития.В основном, казанцы наблюдали и изучали живые языки. В своих работах они подчеркивали, что объектом изучения могут быть все языки и все языковые состояния (диалекты). Работы казанцев характеризовались стремлением к обобщению – они понимали язык как систему, т.е. как некую обобщающую конструкцию. Особенно сильно развивал и подчеркивал идею системности языка Крушевский. Он также говорил о системных отношениях, что потом будет названо структурой языка. В частности, Крушевский говорил об ассоциациях по сходству, том, что Соссюр потом назовет ассоциативными отношениями, то, что еще позднее с подачи Гельмслера, будет названо парадигматическими отношениями. Второй тип отношений, которые выделял Крушевский – ассоциации по смежности (Соссюр – синтагматические отношения). Крушевский говорил, что законы языка подобны законам природы – они не знают никаких исключений, никаких отклонений, и он предлагал изучать не конкретные языки, а вообще человеческий язык, что очень созвучно идеями структуралистов, в частности Гельмслера. Бодуэн де Куртене (1845-1929) – рассматривал язык как психосоциальное явление, т.е. язык имеет индивидуально-коллективное существование. Идеи Бодуэна де Кутрене о сущности языка, которая покоится в речевой деятельности, дали толчок к развитию психолингвистики. Одним из первых в отечественном языкознании, Бодуэн де Куртене занимался социальной дифференциацией языка. Он считал, что объектом исследование должны быть языки всех слоев общества. Именно Бодуэна де Куртене принадлежит идея о вертикальном членении языка (социальном) и о горизонтальном (территориальном) членении языка. Одним из первых формулирует понимание языка как системы – совокупность, части которой связаны между собой отношениями значения, формы и звучания. Вначале системность Бодуэн де Куртене приписывал только фонологии, и лишь позднее его понятие о системности усложняется. Внутри системы Бодуэн де Куртене выделял подсистемы:- фонетическая- морфологическая- синтаксическая- лексическаяДе Куртене говорил, что системность языка – категория историческая, а это значит, что с течением времени язык все больше и больше приобретает системные свойства, и уменьшается число обособленных, не подведенные под определенные типы, число элементов. Де Куртене понимал язык как систему знаков, совокупность множества случайных символов, связанных между собой. Де Куртене изучал историческую морфологическую изменчивость языка – изучал, как со временем изменяется морфологическая структура слова. Де Куртене первым обратил внимание на изменчивость основ склонения в индоевропейских языках. Он изучал, как изменялись древние основы, и эти изменения привели к тому, что смещались границы между морфемами, менялось место, где проходит морфемный шов. Де Куртене выработал свою основную идею как закон о сокращении основ в пользу окончаний. Например, глагол идем – раньше «иде» было основой а «м» окончанием. Де Куртене отмечал, что процесс изменения основ всегда идет слева направо, т.е. конечный элемент предшествующей морфемы оттягивается к следующей морфеме. Главным в наследии де Куртене является его теория фонемы. Сначала де Куртене называл фонему обобщенным фонетическим типом – некий подвижный элемент морфемы. Позднее он говорил, что фонема – психический эквивалент звука. Причем де Куртене четко различал фонацию (звучание) и психический эквивалент этого звука. Без психического эквивалента звука, заложенного в человеческом сознании, звук нельзя было бы произнести. Фонема – некий архетип (инвариант), звук – вариант. Идея психического эквивалента звука заложена в основе теорий фонем. Де Куртене много занимался фонологическими чередованиями на морфологическом уровне, т.е. он закладывает основы морфонологии. Много занимается типологией, закладывает основы типологической классификации славянских языков. В основу этой классификации заложил два признака: долгота \ краткость гласных, функция ударения. Де Куртене также редактировал словарь живого русского языка Даля, где исправил многие ошибки. Московская лингвистическая школа.70-ые-80-ые годы 19 века. Группа лингвистов при Московском университете. По своим методологическим установкам, так же, как и казанцы, были близки к младограмматикам. Они разделяли понимания младограмматиками языка как индивидуально-психического явления. Однако при проведении исследований они часто отходили от этого ортодоксального понятия. Они обнаруживают определенную близость к позднее возникшему социологическому направлению и к структурной школе пражской лингвистики. Они тоже рассматривают язык как явление социальное, много внимания уделяют особенностям развития литературного языка. Хотя методологически они тоже были компаративистами, основной подход – диахронический, но также подчеркивали важность синхронного подхода. В 19 веке сложилась определенная тенденция в изучении языков – плюрализм, когда различные области лингвистики тяготели к различным областям знания (морфология к психология, лексикология к истории народов и т.д.). Московская школа предложила единый подход к изучению языков – формальный, факты языка должны изучаться по каким-то формальным критериям, чисто языковым. Главой был Филипп Федорович Фортунатов (1848-1914). Фортунатов был компаративистом, литуанистом (изучение литовского языка, т.к. литовский язык очень консервативен), индологом. В Московскую школу также входили: Шахматов, Покровский, Пешкловский, Ушаков, Дурновой.
20 предыдущие 2 помогут ….. Фортунатов много занимался философскими вопросами языка. И, прежде всего, это касается соотношения языка и мышления. Он считал, что язык и мышление взаимосвязаны. То есть, не только, что язык зависит от мышления, но и что мышление проявляет зависимость от языка. Фортунатов говорил: «При посредстве слов мы думаем». Язык – некая совокупность знаков, которая служит для выражения мысли в речи, кроме того, в языке есть ряд знаков, который служит для выражения чувств.При объяснении соотношения мышления и языка, Фортунатов исходил из чувственно-образной системы мышления. Он не разграничивал представление и понятие. При чувственно-образной форме мышления, одним из компонентов которого является представление, абстрагирование (обобщение) в одном образе просто невозможно, потому что образ еще сохраняет индивидуальные признаки. Понятие является величиной более абстрактной и выражает действительность в более обобщенной форме. Фортунатов практически не делал разницы между суждением и предложением. Он говорил, что суждением можно называть предложение, потому что они очень тесно связаны с мышлением, в реальном процессе мышления человек не отделяет суждение от предложения. Очень важным аспектом учения Фортунатова является его учение о грамматических классах слов и о форме слова. Фортунатов разграничивает: слово, словосочетание, составная часть слова (морфема). Основным в определении слова, по Фортунатову, является то, что слово обладает самостоятельным значением. «Всякий звук речи, имеющий в языке значение, отдельное от других звуков, являющихся словами, и есть слово». Например, звук «а» в русском языке – слово, потому что оно имеет самостоятельное значение. Для того, чтобы слово могло быть самостоятельным, оно должно обладать самостоятельным звучанием и значением. В учении о классах слов все слова Фортунатов делит на три класса: полные, частичные, междометные:. Полные слова обозначают предметы. Они являются либо частью предложения, либо целиком образуют предложение. Деление на грамматические классы слов у Фортунатова основывается на понятии грамматической формы слова. Фортунатов считал это одной из важнейших основ в языкознании. Форма, это только то, что имеет формальное выражение. Форма может быть положительной (иметь звуковое выражение) и нулевой. Например, в слове «дом» форма им.п., ед.ч. – нулевая, в слове «домом» - форма положительная, потому что она имеет звуковое выражение. Такие слова как «труд» вообще не имеют формы. Формальная принадлежность слова изменяет основную принадлежность слова. Основная принадлежность слова – основа, формальная – аффиксы. Фортунатов выделяет два типа форм полных слов, в зависимости от того, выступают ли эти слова как знаки предметов мысли (формы словообразование) или обозначают лишь отношения между предметами мысли. Формы словообразования, в свою очередь, делятся на две категории:1. те, которые указывают на различия в признаки (белый - беленький) 2. те, которые указывают на различные отношения к предметам мысли (делать, белить)Формы словоизменения Фортунатов делит на две категории:1. те, которые указывают на отношения между подлежащим и сказуемым (например, направление)2. те, которые указывают на отношение данного предмета мысли к другому предмету мысли (падеж)Фортунатов очень критиковал классическую аристотелевскую классификацию частей речи. Он считал ее несовершенной, потому что в этой классификации происходит смешение грамматических и неграмматических классов слов (например, в один состав попадали слова, имеющие категорию падежа и слова, не имеющие категорию падежа). Фортунатов предложил свою классификацию слов, имеющую следующие признаки:1. Слова, объединенные общим назначением2. Способность сочетаться с другими словами в предложении и таким образом исполнять определенную функцию.Фортунатов несколько иначе рассматривает вопрос морфологической классификации языков. Он выделяет пять типов языков:1. агглютинативные языки2. агллютинативно-флективные языки – добавил в традиционную классификацию (семитские языки), в семитских языках есть такое явление, как внутренняя флексия3. корневые4. флективные5. инкорпорирующие. Учение о словосочетаниях.Словосочетание – сочетание одного полного слова с другим полным словом. Фортунатов выделяет в словосочетании зависимую часть (несамостоятельную) и независимую (самостоятельную). Учение Фортунатова о словосочетании легло в основу современного синтаксиса. Его идеи продолжали его ученики: Шахматов, Пешкловский и т.д. Помимо того, что Фортунатов занимался общим языкознанием, он был компаративистом. В частности, не соглашался со Шлейхером, который представлял себе эволюцию языка как дивергенцию. Фортунатов представлял процесс развития языка, для которого характерна как дивергенция, так и конвергенция, как дробление, так и сращивание. Фортунатов не соглашался со Шлейхером в том, что современное состояние языка – полный упадок и крушение. Теория сонантов представляет особую заслугу Фортунатова, который говорил, что в европейском языке существовало чередование не только гласных, но и согласных.
21 Каза́нская лингвисти́ческая шко́ла — направление в языкознании, к которому принадлежали И. А. Бодуэн де Куртенэ, его ученики Н. В. Крушевский (как и Бодуэн, он может быть назван русско-польским учёным[1]) и В. А. Богородицкий и некоторые другие учёные, в том числе С. К. Булич. Идеи школы заложены в курсе лекций Бодуэна, прочитанных им в Казанском университете[2].Почти вся недолгая, продолжавшаяся семь лет и прерванная болезнью в 1884 году[3] научная деятельность Н. В. Крушевского прошла в Казани, в то время как для И. А. Бодуэна де Куртенэ казанский этап был лишь одним из периодов исследовательской и преподавательской работы[1]; в дальнейшем он преподавал в Юрьевском (1883—1893), Краковском (1893—1899) и Санкт-Петербургском (1900—1918) университетах[4], где заложил основы Петербургской лингвистической (в том числе фонологической) школы.В рамках школы ещё до Ф. де Соссюра предпринята попытка разграничения диахронии и синхронии в языке. Вообще многие идеи Казанской школы опередили своё время, предвосхитив развитие структурной лингвистики, морфонологии, лингвистической типологии, психолингвистики. Деятельность Н. В. Крушевского заложила основы артикуляционной и акустической фонетики[2]. И. А. Бодуэн де КуртенэИ. А. Бодуэн де Куртенэ преподавал в Казанском университете с 1874 года: сначала в качестве доцента, позже профессора[5].Вокруг Бодуэна сложился лингвистический кружок, собиравшийся у него дома по субботам; выступавшие с сообщениями на заседаниях кружка языковеды — Н. В. Крушевский, В. А. Богородицкий, С. К. Булич, А. И. Александров, В. В. Радлов и другие — излагали содержание новейших зарубежных работ и результаты собственной работы[6].[править]Н. В. КрушевскийС 1876 года в Казани жил и Н. В. Крушевский; он слушал лекции Бодуэна де Куртенэ и участвовал в его семинарах, а с 1880 года занимал должность приват-доцента. Он читал курсы по общей и русской фонетике (его курс «Антропофоника» опубликовал в 1893 году В. А. Богородицкий), санскриту, сравнительной грамматике романских языков[3].В 1883 году Н. В. Крушевский защитил докторскую диссертацию под названием «Очерк науки о языке», написанную отчасти под влиянием книги младограмматика Г. Пауля «Принципы истории языка» и посвящённую теории языкознания в целом (однако вопросы синтаксиса и семантики в ней были затронуты мало)[7].[править]В. А. БогородицкийУчеником И. А. Бодуэна де Куртенэ был и В. А. Богородицкий. В студенческие годы он занимался русской фонетикой и диалектологией русского языка; по окончании университета Богородицкий был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию и читал курсы по фонетике и грамматике русского языка, сравнительной грамматике индоевропейских языков и санскриту. В 1884 году он защитил магистерскую диссертацию, а в 1887 году — докторскую[8], представив для защиты книгу «Курс грамматики русского языка. Часть 1-ая. Фонетика»[9]. Известен также работами по тюркологии (татарскому языкознанию).[10][править]Учение о системе языкаВ «Очерке науки о языке» Н. В. Крушевский, задолго до «Курса общей лингвистики» Ф. де Соссюра, сформулировал определение: «язык есть не что иное, как система знаков»[11].Н. В. Крушевский, опять-таки до Ф. де Соссюра, предложил выделять среди отношений между элементами языковой системы ассоциации по сходству (ср. ассоциативные отношения у Соссюра и парадигматические отношения в терминологии структурной лингвистики) — Крушевский относит сюда ассоциации в рамках парадигмы, словообразовательного гнезда, словообразовательной или словоизменительной модели[12] — и по смежности (начиная с Соссюра называются синтагматическими)[2].В ранний период научной деятельности Н. В. Крушевский, оппонируя сравнительно-историческому языкознанию, центральной задачей которого являлся поиск законов фонетических изменений, призывал к поиску законов, действующих во всяком языке во всякую эпоху и подобных законам природы[13]. Таким образом, Крушевский призывал к изучению устройства языка вообще; в этом его взгляды сходны с гораздо более поздними идеями генеративной лингвистики Н. Хомского[2]. Диахронические звуковые законы, занимавшие лингвистов — современников Крушевского, он считал несамостоятельными и производными от физиологических: однотипности артикуляции сходных звуков и явлений аккомодации[14].В «Очерке науки о языке» как «физико-физиологические», так и «психологические» языковые законы были разделены Крушевским на статические, определяющие общие свойства языка (в частности, постоянство облика звуковых единиц, особенности фонотактики и аккомодации звуков[12]), и динамические, регулирующие языковые изменения[13]. При этом, по Крушевскому, понять динамические законы можно только на основе статических[12]. Как и И. А. Бодуэн де Куртенэ, В. А. Богородицкий в «Курсе грамматики русского языка» предлагает различать физиологию звуков речи и фонетику, причём последняя определяется как исследование звуковых единиц «в связи с морфологическими группами, в которых они имеют место», и потому в современном понимании приближается к морфонологии, в то время как «физиология» Богородицкого — к современной фонетике[9]. Впрочем, сам автор не во всём изложении придерживается предложенного им самим разграничения.В четвёртом издании курса, вышедшем в 1913 году, Богородицкий внёс уточнение в свою дихотомию, определив физиологию звуков речи как изучение системы звуков данного языка и их изменений, а фонетику — как изучение грамматически релевантных чередований звуков и изменений чередований[15]. Фонетические свойства звучащей речи были предметом особенного интереса для В. А. Богородицкого. В выпускной работе «Гласные без ударения в общерусском языке» он впервые в мире детально исследовал безударные гласные[16] и отметил ряд связанных с ними явлений: исчезновение гласных перед сонантами (рус. [пъл]отно) и появление эпентетических гласных в сочетаниях согласных ([къв]артира)[17].Занимался В. А. Богородицкий и вопросами мелодики речи, предприняв первую попытку описания интонации русской речи. Для этой работы он использовал нотную запись[17].В 1884 году В. А. Богородицкий организовал при Казанском университете первую в России и в мире лабораторию экспериментальной фонетики, где впервые была разработана методика фонетического эксперимента[18]. В 1909 году Богородицкий снял палатограммы (отпечатки языка в точках его соприкосновения с нёбом[19]) всех гласных и согласных русского языка и сделал вывод, что, в соответствии с работой мышц речевого аппарата, «гласные могут быть определены как рто-раскрыватели, а согласные как рто-смыкатели»; Богородицкий также обнаружил веляризованность русских твёрдых согласных[20]. Экспериментальные фонетические исследования Богородицкого представляют интерес и для современной лингвистики, поскольку позволяют оценить степень исторической изменчивости русской артикуляции[21]. И. А. Бодуэн де Куртенэ заимствовал у Ф. де Соссюра термин «фонема», однако использовал его в собственном значении и тем самым положил начало современной фонологии Н. В. Крушевскому принадлежит первая удачная синхроническая классификация звуковых чередований, среди которых выделялись[8]:чередования по схемам «твёрдый согласный перед гласным непереднего ряда — мягкий согласный перед гласным переднего ряда» (рус. свет — на свете [t’ɪ]) и «ударный [ó] — безударный [ʌ]» (рус. в[ʌ]лы́ — во́л и ва́л; таким образом, Крушевский не разграничивал, выражаясь в терминологии Петербургской фонологической школы, живые[22] чередования фонем и чередования аллофонов одной и той же фонемы). Эти чередования, по Крушевскому, обусловлены непосредственно фонетическими причинами и не знают исключений;чередования типа рус. глухой — глохнуть (в современной терминологии называются историческими). Такие чередования не обусловлены фонетически и необязательны (имеют исключения);регулярные чередования, связанные со словообразованием или словоизменением, к примеру рус. строить — застраивать, нем. Rad — 'колесо' Räder 'колёса'. Они не обусловлены фонетически, но связаны с регулярными морфологическими отношениями.В. А. Богородицкий предложил свою классификацию чередований[15]:физиологически обусловленные — соответствуют первому типу чередований по Н. В. Крушевскому, а в современной терминологии — фонетически обусловленным чередованиям;непосредственно не обусловленные фонетически и связанные с морфологическими отношениями — соответствуют второму и третьему типам по Н. В. Крушевскому.Граница между этими типами, по Богородицкому, не является непреодолимой: так, в акающих говорах возникает нелитературная форма пло́тют (от платить) по аналогии с хо́дют от ходить[15] (в соответствии с аканьем произносится [xʌˈdʼitʼ]).
22 Современное состояние сравнительно-исторического языкознания. Мейе, Бендениз, Федерсен, Изани, Курилович. В отечественном языкознании – Белецкий, Десницкая, Иванов, Гамкрелидзе.
Мейе, Пизани, Девото, отечественное языкознание – Десницкая, Иванов, Гамкрелидзе.
Это весь 20 век и начало 21.Сделаны важные открытия, дешифрованы ранние языки (хетолувийские языки обладают самыми древними памятниками письменности из индоевропейских языков; диалект критонокенский – греческий язык 15-16 вв. до н.э., индоарийские языки – парий)Интерес к бесписьменным языкам.Сейчас тюркские, финоугорские, семитосашитские языки исследуются. Процедура анализа языков, полученная на материале индоевропейских языков помогает изучать другие языки.Хотят определить прародину индоевропейцев, это интересно, что естественно.Первая работа – компаративистика как комплексное изучение языка – Девото «Происхождение индоевропейцев»Следующий этап – Парцич «Членение индоевропейской языковой области». Выделил западную и восточную области.Исследование Иванова и Гамкрелидзе вводят временные ограничения. Считают, что началом распада индоевропейских языков был 4 тысячелетия до н.э. плюс горная местность. Исследовали специфическую лексику (оронимическая). Изучали названия животных, земледельческая, пчеловодческая технологии, технические термины (части повозок). Балканы, Южная Туркмения, Иранское плоскогорье, Закавказье – отсюда все пошло.Каждый язык имеет 3 системы:1. грамматика – совокупность элементов, с помощью которых объединяются слова. 2. лексика3. фонетикаВсе эти системы независимо развиваются.Грамматические типы мало разнообразны при общем рассмотрении. Значение передается с помощью аффиксов (флексий) в одних языках, в других – с помощью аналитических форм (части речи, порядок слов).Язык может менять типовую принадлежность. В индоевропейских языках четко разграничиваются имя и глагол. Но по этим признакам нельзя определять родство языков.Нужна многоморфемность для этого, а также неправильные глаголы. В родственных языках есть сходство суффиксов и флексий. Самой изменчивой частью языка является словарный состав.
23 Александр Афанасьевич ПотебнЯ (1835-1891)Потебня был главой харьковской лингвистической школы. Эта школа несколько отличается от московской и казанской тем, что язык здесь рассматривался в очень широких культурном и историческом контекстах. У истоков харьковской школы стояли Средневский и ученик Средневского – Лакровский. Основные представители: Овсянников, Куликовский.Потебню причисляют к представителям психологического направления. Представители психологического направления противопоставляют себя логическим и формальным школам. Имеет место ориентация на психологию как на методологическую базу для исследований. А также они рассматривают язык как феномен психического состояния. Психологическое направление возникает в недрах сравнительного языкознания приблизительно в середине 19 века,, во многом под влиянием философии языка Гумбольдта. Но у Гумбольдта психологизм основывается на общечеловеческой концепции разума, духа, мышления. В меньшей степени там представлено понимание языка как индивидуально-психического явления. Потебня решение вопросов языка связывает с теорией познания. Именно поэтому концепцию Потебни называют философско-гносеологической. Потебня был необычайно широких лингвистических взглядов. Он разрабатывал теорию происхождения и развития языка, занимался исторической грамматикой, семантикой (семасиология – тогда), диалектологией, этимологией, поэтикой, литографией, фольклором, литературоведением, изучал историю литературы; занимался вопросом соотношения языка и мышления, языка и нации. Одна из самых известных его работ «Мысль и язык». Особое отношение было у Потебни к Гумбольдту и его пониманию языка как деятельности. Язык, по Гумбольдту, постоянное стремление к совершенствованию языковых форм, переход от низших форм к высшим формам. Для Потебни язык – непрерывный поток словесного творчества. Потебня выдвинул концепцию ономатопоэтической природы языка. В этой теории Потебня говорит о том, что мыслительно-речевой акт, является индивидуально-психическим творческим актом, а результаты его признается или опровергаются в творческом же восприятии этого акта. Отсюда, Потебня утверждал, что слово материально существует только как отдельное употребление, т.е. для Потебни слово – не совокупность форм (дом - дома не есть формы одного и того же слова). Потебня последовательно занимался изучением употребления слов, процессов исторического развития языка, и получал выводы о тех изменениях, которые происходили в характере языкового мышления.Потебня особое внимание уделял соотношению языка и мышления. Он считал, что область языка далеко не всегда совпадает с областью мысли. Он говорил, что в истории человечества были такие периоды, когда язык не был связан с мышлением. Но, одновременно с этим, он подчеркивал, что язык является непременным условием мысли. Фактически, он отождествлял язык и мышление. Идею Гумбольдта о том, что всякое понимание, есть непонимание, Потебня интерпретировал по-своему, он говорил что, субъективность содержания и различия мыслей говорящего и слушающего. Он имел в виду, что на восприятие одного и того же предмета говорящим и слушающим влияют самые различные внешние условия (возраст, разные знания, навыки, образование и т.д.). В результате это приходит к тому, что у людей возникают разные ассоциации относительно данного предмета. Взаимоотношения языка и мышления Потебня понимал следующим образом: прежде всего, существуют объекты мышления – предметы и вещи в объективной действительности и их взаимоотношения. Субъекты мышления – «я». В начале своего развития человек себя еще не выдвинул из окружающей его действительности, т.е. на первоначальном этапе развития человечества объекты и субъекты мышления совпадали. В процессе своего развития человек начинает выделять или объективировать проблемы окружающего мира:1. Сначала возникает дословное мышление – мышление образами. Образное мышление ассоциируется со словами2. Мышление понятиями с помощью слов.Потебня считал, что в основе развития человеческого языка лежит смена мышления. Сначала возникает поэтическое мышление, а затем возникает прозаическое мышление. Потебня очень много занимался политическим языком, искусством.Значение слова реализуется только в речи. Слово для Потебни – ключевой элемент. Помимо звучания и значения Потебня говорил еще о наличии третьего компонента - представления. Представление – способ изображения данного значения.
Развивая свое учение о слове, Потебня говорит о наличии у слова внешней и внутренней формы. Внешняя форма – членораздельный звук или членораздельное звучание. Внутренняя форма – ближайшее этимологическое значение слова.
Дальше Потебня развивал понятие о внутренней форме слова, он говорил, что в слове есть два содержания: объективное содержание – ближайшее объективное значение слова (языковое значение, то, что определено в системе языка), субъективное значение - неязыковое значение (у всех людей разный жизненный опыт, профессии и т.д.), все люди по-разному воспринимают окружающую среду, т.е. в значении каждого слова содержится что-то субъективное. Но, одновременно с этим, когда люди общаются – они понимают друг друга за счет того, что есть что-то общее, что понятно всем людям – ближайшее объективное значение слова.
На ранних этапах развития человеческого мышления за основу наименования того или иного предмета брался наиболее яркий признак. Именно этот признак был образом данного предмета. По мнению Потебни, это и есть внутренняя форма слова – тот образ или признак, который характеризует данный предмет.
Слова с ясной или прозрачной внутренней формой – мотивированные.
Потебня не признавал многозначности слова, разные значения одного и того же слова называл омонимами. Т.е. каждое новое значение слова – новое слово. Даже новая грамматическая форма – новое слово, потому что смысл слово получает только в конкретном предложении.
Потебня говорил о лексическом значении и об обще-грамматическом значении. Все слова языка Потебня делили на два класса: вещественные и лексические слова (знаменательные), формальные слова (служебные, незнаменательные).
Более конкретно Потебня занимался славянскими языками, в частности, восточнославянскими. Занимался лингвостилистикой, этимологией, изучал политические законы.
24 Понятия системы, структуры, функции и т.д. – понятия общеметодологические.
Классификация систем по Солнцеву (по их происхождению):1. Первичные материальные системы - системы характерны для природы, от человека они не зависят2. Вторичные идеальные и искусственные системы – созданы человеком. Идеальные системы - теории, системы понятий, гипотезы и т.д. Искусственные системы – системы технические. Различая данные системы, Солнцев подчеркивал, что первичные системы – такие системы, элементы которых значимы сами по себе. А во вторичных системах значимость элементов приписана человеком. Солнцев также разграничивал:1. простые системы – состоят из однородных элементов2. сложные системы – состоят из разнородных элементовЧеловеческий язык является одной из самых сложных систем. Сам вопрос о системе языка – фундаментальный вопрос языкознания, включающий в себя широчайший круг других вопросов: структура языка, типы отношений между единицами языка, уровни языка, функции языка, соотношение синхронии и диахронии и т.д. Первые представления о системе возникли в Древней Греции. Этот вопрос рассматривался в рамках философии. Систему понимали как упорядоченность, целостность бытия. Этим вопросом занимались многие древние ученые: Платон, Эвклид, Аристотель, стоики. Они, главным образом, разрабатывали понятие системности знаний. Однако, несмотря на очень древнюю историю данного вопроса, определяющим системно-структурный метод становится только в 20 веке. Одна из первых попыток обобщенного анализа системной проблематики – программа построения общей теории систем, которая появилась в 40-ые годы 20 века и была написана австрийским ученым Берталанфи. Эта попытка предусматривала формулировку общих принципов и законов поведения систем, появление разных типов систем и объяснение природы элементов, составляющих систему.
подчеркивал важность, приоритетность именно отношений в языке. Отношения между единицами языка бывают двух видов:1. межуровневые – иерархические отношения, единица более низкого уровня составной частью в единицы более высокого уровня, и наоборот, единицы более высокого уровня могут быть разложены на единицы более низкого уровня2. внутреуровневые – отношения, в которые вступают друг с другом единицы одного и того же уровня. Подразделяются на:- синтагматические- парадигматические (Соссюр назвал ассоциативными) – термин парадигматический был предложен Ельмслевом для обозначения ассоциативных отношений. О существовании разных типов языковых отношений говорили и до Соссюра, в частности, Бодуэн де Куртене говорил об отношениях по горизонтали при сопоставлении единиц. Он называл их отношениями рядоположения. Второе отношение – по вертикали при последовательной смене единиц.Сходные идеи высказывал другой представитель казанского лингвистического кружка – Крушевский. Он говорил, что один тип отношений возникает в результате ассоциации по смежности рядоположений, а второй тип отношений возникает в результате ассоциации по сходству. Когда Соссюр описывал синтагматические и парадигматические отношения, он говорил, что это отношения, которые соответствуют разным формам умственной деятельности человека. Человеку свойственно, сравнивая, объединять различные единицы по сходству, и членить целое на части. В синтагматические и парадигматические отношения между собой могут вступать единицы разных уровней. Соссюр говорил: «Соединяясь друг с другом, единицы в речевом потоке вступают в отношения, основанные на линейном характере речи». То есть человек не способен сразу произнести несколько единиц, человек выстраивает свою речь последовательно. Отношения между речевыми единицами в одной цепи и представляют собой суть синтагматических отношений. Соссюр одним из важнейших свойств языкового знака называл его линейность. То есть, когда человек произносит некий текст, он делает это последовательно. То есть речь разворачивается во времени и пространстве, человек не может одновременно произнести несколько слов. Эти элементы, следуя друг за другом, образуют определенную языковую цепочку. Элементы в цепочке вступают в синтагматические отношения друг с другом – отношения сочетаемости. Например, в русском нельзя сочетать глухой согласный звук со звонким. Нельзя сказать брюнетистый блондин - нарушение лексической сочетаемости. Соссюр говорил, что эти отношения всегда наблюдаемы. Парадигматические отношения нельзя наблюдать, потому что это отношения между единицами, обладающими определенным ассоциативным сходством друг с другом, которые могут быть использованы в одном и том же контексте. Например, я сегодня надела платье \ юбку \ брюки \ костюм. Эти слова не являются синонимами, одна25 Пражский лингвистический кружок (фр. Cercle linguistique de Prague, чеш. Pražský lingvistický kroužek; также Пражская лингвистическая школа) — один из основных центров структурной лингвистики. Основан в 1926 году чешским лингвистом Вилемом Матезиусом, распался в 1953 году. К направлению ПЛК относятся также определения Пражский структурализм, Пражская школа функциональной лингвистики. Вилем Матезиус — основатель ПЛКНиколай Сергеевич ТрубецкойРоман Осипович ЯкобсонСергей Осипович КарцевскийФрантишек ТравничекБогуслав ГавранекЙожеф ВахекВладимир СкаличкаБогумил Трнка Пражский лингвистический кружок издавал серию своих «Трудов» (с французским названием «Travaux du Cercle linguistique de Prague», со статьями на разных языках), а с 1935 г. — периодический журнал на чешском языке «Slovo i slovesnost».Теоретические взгляды членов Пражского лингвистического кружка, объединённых интересом к проблемам общего языкознания, изложены в «Тезисах Пражского лингвистического кружка», предложенных I Международному съезду славистов (Прага, 1929). Общетеоретические, лингвистические, философские основания пражской школы структурализмаФонологические воззрения ПЛК Звуки речи и звуки языкаТри аспекта фонологииФункции признаков звуков языка в экспликативном планеУчение о смыслоразличенииПравила отличения фонем от вариантовПравила отличения фонем от фонемосочетанийУчение о системе оппозицийСистема оппозиций в целомМорфологическое учение ПЛКСинтаксическая теория языка Теория и методология школыВыдвижение принципов структурного описания языка. Определение языка как системы средств выражения, как функциональной системы, обладающей целевой направленностью.Формулирование принципов функционального описания языка.Исследования поэтического языка с его особыми явлениями в области фонологии, морфологии, синтаксиса и лексики.Разграничение фонологии и фонетики, выдвижение понятия фонологических оппозиций, определение фонемы как «пучка» различительных признаков, разработка типологии фонологических оппозиций.Система грамматических оппозиций.Использование методов структурного анализа в изучении морфологии и синтаксиса.Вопросы типологии языков и проблема языковых союзов. Достоинства Пражского направленияПражская лингвистическая школа пришла к достаточно правильному пониманию функционирования языковой системы. Пражцы первыми пришли к пониманию языка как системы отношений, точнее оппозиций. При этом задачей исследования для них являлось вскрыть сложную и запутанную связь этих оппозиций.
ко они связаны друг с другом ассоциативно, и они могут быть использованы в одном контексте. Таким образом, синтагматические отношения – наблюдаемые, парадигматические – ненаблюдаемые.

26 Копенга́генский лингвисти́ческий кружо́к (дат. Lingvistkredsen i København, фр. Cercle linguistique de Copenhague) — объединение датских лингвистов, включающее нескольких иностранных членов. Кружок основан в 1931 г. группой копенгагенских лингвистов во главе с Л. Ельмслевом и В. Брёндалем.Другие названия этой школы:Датский лингвистический кружокДатский структурализмДатская школа структурной лингвистикиГлоссематика.Школа возникла в 1928 г. Первоначально представители школы называли свое направление фонематикой. В 1935 г. на II Международном фонетическом конгрессе выступали с докладами по фонологии. Затем, чтобы показать свою независимость от Пражского лингвистического кружка, назвали направление глоссема́тикой (от греч. γλώσσημα, род. п. γλωσσήματος — слово).С 1939 г. выходит журнал «Acta Linguistica Hafniensia» («Копенгагенские лингвистические труды»). С 1944 г. выходит также непериодическое издание «Travaux du Cercle linguistique de Copenhague» («Труды Копенгагенского лингвистического кружка»). Время функционирования, основные деятели, основные работы[править]Основные деятелиЛуи Ельмслев (1899-1965) — основатель школыХанс Йёрген Ульдалль (1907-1957)Вигго Брёндаль (1887-1942)Кнуд Тогебю[править]Важнейшие работыЛуи ЕльмслевПринципы всеобщей грамматики (1928).Категория падежа (La catégorie des cas, 1935—1937).Понятие управления (1939).Язык и речь (1942).Пролегомены к теории языка (1943).Метод структурного анализа в лингвистике.Ханс Йёрген УльдалльОсновы глоссематики (1957).Кнуд ТогебюСтруктурная лингвистика.Виго БрендальСтруктурная лингвистика (1939).[править]Общетеоретические, лингвистические, философские основания глоссематики[править]Особенности теорииЭмпирический принцип. Научное описание должно удовлетворять трем условиям: непротиворечивости, полноты (т.е. должно охватывать все элементы без остатка) и простоты (число исходных элементов должно быть минимальным).Имманентность. Теория должна использовать только формальные определения, избегая реальных дефиниций, преобладающих в гуманитарных науках. Формальные определения не описывают объекты и не вскрывают их сути, а соотносят их с уже определенными объектами.Дедуктивный характер лингвистического анализа. Осуществление анализа сверху, от текста и доведение его до нечленимых далее элементов. Цель анализа: исследуя процесс (текст), получить знание о системе, которая лежит за этим текстом, составляет его основу. Это даст возможность строить любые теоретически возможные тексты на любом языке (даже еще не существующем).Панхрония. Главный интерес теории должен быть обращен к инвариантным чертам структуры, которая является вневременной сущностью. По отношению к структуре конкретные языки - всего лишь частные случаи ее реализации.[править]Основные идеиЯзык понимается как структура. Глоссематика складывается как крайнее направление, строго формализованное в духе требований математики, логики, семиотики и философии неопозитивизма воззрения на язык.Четырехчленное деление речевой деятельности «схема — норма — узус — акт речи». Выделение в языке плана выражения и плана содержания с дальнейшим различением в них формы и субстанции.Язык как частный случай семиотических систем.[править]Теоретическая и методологическая база школыОпирается на следующие положения Соссюра:Различие языка и речиСтруктурная организация языкаЯзык — форма, а не субстанция
Означающее и означаемое
Особая роль понятия значимости
Синхрония и диахрония.
[править]
Достоинства датского структурализма
Копенгагенские структуралисты поставили целью построить простую и непротиворечивую теорию, применимую к любому языку, и добились в этом успеха.
Развили и углубили теорию Соссюра.
Подчеркнули важность дедуктивного подхода (до них господствовал индуктивизм). Показали, что наиболее объективной формой является исчисление.
[править]
Недостатки датского структурализма
Слишком общий характер основных понятий, не учитывающий специфику языка.
Теории являлись теориями скорее семиотики, чем человеческого языка.
Теории справедливы и для неязыковых знаковых систем, следовательно, это общие семиотические теории, не позволяющие описывать естественные языки.
27 Дескриптиви́зм — направление американской лингвистики 1920—1950-х годов. Основоположником дескриптивизма и его главным теоретиком считается Л. Блумфилд.На формирование концепции дескриптивизма в решающей степени повлияла исследовательская практика ученых США, занимавшихся изучением языков и культур американских индейцев. Эти языки могли описываться лишь синхронно, у исследователей не было никаких данных об их истории; большие трудности вызывало членение текстов на слова, непонятными оказывались многие грамматические и лексические значения, исследователь не мог ввиду большой разницы культур свободно овладеть изучаемым языком и должен был постоянно обращаться с вопросами к его носителю-информанту. Более того, то, что удавалось узнать об этих языках, плохо сочеталось с привычными представлениями о том, как отображается мир в языке, в результате чего казавшиеся естественными и поэтому единственно возможными европоцентрические семантические модели, казалось, утрачивали свой универсальный статус.Центральным методом дескриптивной лингвистики стало изучение дистрибуции (распределения) языковых единиц; в то же время дескриптивисты стремились не обращаться к их смыслу.Другие названия этой школы:Американский структурализмАмериканская школа структурной лингвистикиДескриптивная лингвистикаНа смену дескриптивизму в 1960-х годах в качестве «основы американской лингвистики» пришла трансформационная грамматика (см. также Хомский, Аврам Ноам). Основные деятелиФранц БоасЛеонард БлумфилдЗелик ХаррисЭдуард СепирБенджамин УорфГлисон, Генри Аллан (младший)[править]Теория и методология дескриптивизмаАнтропологическая лингвистика Ф. Боаса. Неприменимость традиционных методов лингвистик к описанию индейских языков.Типологическая концепция Э. Сепира, функции языка у Э. Сепира, идеи связи языка и культуры.Концепция Л. Блумфильда, оправдание асемантического подхода в бихевиористском понимании языка как разновидности поведения человека, определяющегося формулой «стимул — реакция».Дистрибутивный анализ как система диагностических приемов членения высказывания на минимально возможные в данном языке сегменты (фоны и морфы), ограничения друг от друга самостоятельных единиц-инвариантов (фонем и морфем)Гипотеза «лингвистической относительности» Б. Л. Уорфа (см.: Гипотеза Сепира — Уорфа).[править]Другие значения

«Дескриптивным подходом» к языку называют также описание существующей языковой практики, в противовес «прескриптивному подходу» — предписанию правильных языковых форм; см. Языковая норма.

Английский термин descriptive lingistics означает именно описательную (не-предписывающую) лингвистику. Русский термин «дескриптивизм» правильно переводить на английский как American structuralism.
ЛОНДОНСКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА, одно из направлений структурной лингвистики. Сформировалась в 1930-е годы в Лондонском университете, наиболее активный период деятельности школы относится к 1950-м годам. Основатель и крупнейший представитель школы – Дж.Р.Фёрс, другие лингвисты, относимые к Лондонской лингвистической школе, – У.Аллен (р. 1911), Р.Робинс (р. 1921), В.Хаас (р. 1912), Ф.Палмер (р. 1922); в рамках этой школы начиналась деятельность одного из ведущих европейских функционалистов последней трети 20 в. М.А.К.Хэллидея.
Кроме идей Ф. де Соссюра, на становление идей школы повлияли концепции британского фонетиста конца 19 – начала 20 в. Г.Суита (1845–1912) и антрополога Б.Малиновского (1884–1942). Лингвисты Лондонской школы стремились к выработке принципов синхронного анализа конкретных языков различного строя, отвергая подход глоссематики как слишком абстрактный. С Пражским лингвистическим кружком Лондонскую школу сближало представление о языке как значащей деятельности, а также представлении о целенаправленности языка, впоследствии развитое Хэллидеем. От других направлений структурализма Лондонская лингвистическая школа отличалась критическим отношением к восходящей к Ф. де Соссюру концепции двусторонности знака; согласно Дж.Фёрсу, нет необходимости выделять в качестве особых план содержания и план выражения и разграничивать формальный и семантический анализ.
Центральным для лингвистики, согласно положениям Лондонской школы, является изучение значения. Значение той или иной лингвистической формы может быть вскрыто лишь на основе анализа ее употребления. В связи с этим вводится понятие контекста ситуации, включающее в себя наряду с предметом речи признаки участников речевого акта и последствия этого акта. Значение той или иной формы определяется через ее контекст, или контекстуализацию. Контекстуализация на лексическом уровне – это типичное лексическое окружение (коллокация); контекстуализация на грамматическом уровне – набор связанных с данной формой грамматических категорий (коллигация). Таким образом, в Лондонской лингвистической школе изучение значения той или иной единицы языка сводится прежде всего к анализу ее окружения.
Лондонская лингвистическая школа уделяла большое внимание проблеме выделения языковых единиц. В области фонологии ее представители критиковали другие направления структурализма за трактовку всех фонологических явлений исключительно в терминах фонемы, указывая, что такой подход не применим ко многим языкам, в частности к языкам Восточной и Юго-Восточной Азии. В связи с этим вводилось понятие просодемы – особой единицы, накладывающейся на фонему или группу фонем: для тех или иных языков выделялись просодемы назальности, глоттальности и т.д. Особо рассматривались функции слога. В области грамматики наряду с морфемами Лондонская лингвистическая школа изучала свойства слов и словосочетаний. Лингвистам Лондонской школы был свойствен также интерес к изучению функционирования языка в социуме.
Из всех направлений структурализма Лондонская школа была в наибольшей степени ориентирована на изучение конкретных, в том числе малоизученных языков, одним из ее центров была Школа восточных и африканских исследований в Лондоне. Р.Робинс известен работами по истории лингвистики. М.А.К.Хэллидей со временем вышел за рамки Лондонской школы, создав свое собственное научное направление, получившее название «системной лингвист


@темы: Полезно

URL
Комментарии
2013-12-20 в 06:20 

Forta
Что мешает вам быть самим собой? Правила этикета и уголовный кодекс.
спасибо)))))))))))))))))))))))))))))))))):love:

2013-12-22 в 23:24 

Shurei
Добро должно быть с кулаками. А зло - с тентаклями. Народная мудрость (с)
Оооо, только эта запись с прошлой сессии, уж не знаю поменялось ли что)) У меня еще по тегу Полезно некоторые шпоры есть)

URL
2015-01-18 в 17:18 

До сих пор эти же билеты, огромнейшее спасибо!!!

URL
2015-01-20 в 13:31 

Shurei
Добро должно быть с кулаками. А зло - с тентаклями. Народная мудрость (с)
О, от всей души рада что кому-то это помогло в конечном итоге)))

URL
   

0^0 окаменяющий взгляд

главная